КРЫМ - ЭТО УКРАИНА!

Крымские маяки.




Первые маяки на полуострове появились тысячелетия назад…

Несколько тысяч лет назад человек развёл на берегу костёр, чтобы указать путь кораблю. Потом огонь вспыхивал на специально сложенном из камней возвышении, затем появилась первая башня, на верхней площадке которой ждала своего часа груда хвороста. Примерно 26 веков назад ,к тому времени, как до берегов Крыма добрались греческие колонисты – опытные мореходы, маяки уже были самыми обычными и необходимыми постройками на берегах. Особенно если подходы к ним изобиловали отмелями, щетинились скалами. Некоторые Крымские маяки до сих пор стоят в тех же местах, где сооружали свои башни древние мореходы.
Рософар – огонёк из прошлого.
На старинных генуэзских лоциях мыс, выступающий у Караджинской бухты, там, где нынче село Оленевка, назывался Рософар – «Красный огонь», «Красный маяк». Так что, судя по названию, какое-то сооружение, указывающее путь кораблям, на мысе тогда было. Следов от него, к сожалению не осталось.
От кромки берега тянется почти трёхкилометровая песчаная отмель – кладбище кораблей. Здесь находили свою гибель и античные суда, и богатые генуэзские «торговцы», турецкие и русские корабли. Переменчивое море то хоронит свою добычу под новыми грудами песка, то вдруг обнажает какое- нибудь затонувшее судно. Поскольку глубина здесь небольшая – 10-30 метров, на отмели немало похозяйничали самодеятельные подводные «археологи». Правильнее, наверное, будет назвать их грабителями. Охота в основном идёт за античными кораблями – там часто можно найти целые амфоры, в которых перевозили зерно, масло, вино, а если повезёт, то расписную посуду с клеймами греческих мастеров, крторую так и не довезли до далёкой колонии.
Рассказывают, что ещё в конце XVIII века на этом побережье промышляли разбойники: зажигали по ночам огни на берегу, заманивая корабли на камни и отмели, а потом грабили суда. Правда это или нет неизвестно. Но то, что корабли гибли у Тарханкутского мыса во множестве, факт достоверный. Именно поэтому в начале XIX века было решено поставить здесь маяк. Строительство длилось три года: практически все материалы приходилось доставлять издалека (фонари, скажем, закупались в Англии), были сложности с водой (её доставляли из деревни Караджи, что в нескольких километрах от стройки). И в 1816 году над мысом поднялся 36-метровый Тарханкутский маяк, который «светил постоянным белым огнём, обеспечивая дальность видимости до 12 миль» (из «Истории Тарханкутскрго маяка»).
Нужно сказать, что кроме разной технической документации, маяк имеет и свою летопись, где рассказывается про все-все события. От очень важных, например как во время войны он подавал необходимые сигналы; как, отступая, немцы намеривались взорвать башню, но местный мальчик успел перерезать шнур, до разных мелочей, скажем, сколько скота имели в 1900 году живущие у маяка смотрители.
Великан из великанов.
Сколько художников и фотографов замирали у въезда в Евпаторию! Потому что город возникал вдалеке, как картина, нарисованная на синем небе, - удивительно красивый и гармоничный. Отчётливо видна даже длинная коса, которую увенчивает высоеая башня – Евпаторийский маяк.
Следов его предшественника, который мог указывать путь мореходам много веков назад, здесь не обнаружено – впрочем, путеводные огни могли просто зажигать на берегу обитатели этих мест. А то, что люди здесь жили, причём достаточно давно, подтвердили археологические раскопки, которые впервые провели лет тридцать назад. Остатки стен, показавшиеся из под земли, оказались усадьбами греческих колонистов, построенными ещё в IV веке до нашей эры.
Зато Евпаторийский маяк, который через три года отпразднует своё полутаровековое существование, несколько раз прибавлял в росте, в конце концов вымахал до 52 метров в высоту и стал самым высоким на всём Черноморском побережье.
А дело было так: после Крымской войны именно в Евпаторию, «распробовав» целебный воздух и удобные пляжи, потянулись курортники. Немало публики прибывало сюда и посла лечения в Сакской грязелечебнице. «Евпатория оживает только во время морских купаний – писала русская путешественница княжна Елена Горчакова. –А по своему положению она могла бы сделаться богатым и цветущим приморским городом. Морские купания в Евпатории славятся как лучшие в Крыму». Правда побывала она здесь тридцать лет спустя после того, как любители морских ванн перестали жаловаться на такое «курортное неудобство», как … кораблекрушения, с завидным постоянством происходившие у этих берегов. Именно поэтому Евпаторийское общество пароходства и торговли обратилось в дирекцию маяков Чёрного и Азовского морей с просьбой установить маяк. И в 1861 году решётчатая башня на козлах впервые подмигнула кораблям. Сначала светили масляные лампы, доставлявшие в жару и холод немало хлопот смотрителю, затем их заменили керосиновыми. Сразу после войны выстроили новую башню маяка, 20-метровую, а уже в 1970 году её сменила другая, выше в два с лишним раза.
Такая интересная история.
Л востоку от Аю-Дага море облизывает выдающуюся в море скалу – мыс Плака. Многие ли знают, что он сам – кусочек древней маячной истории? «Лампада», «лампас» - Так называли в своих описаниях земли Таврической это место древнегреческие собиратели сведений о дальних странах, Куда уж красноречивее, ведь это означает «светильник», «факел», - вот с какого времени светил огонёк в этом месте. В средние века в этих местах построили небольшое укрепление, в котором по ночам горели огоньки, указывая путь морякам. Искаженное греческое слово можно узнать и в старом, крымскотатарском названии этого места Кучук-Ламбат, который в 1946 году стал Малым Маяком.
И греческое слово «Форос» - «огонь» - тоже подсказывает, что очень давно с одноимённого мыса подавали сигналы кораблям. Правда документальные упоминания о маяке, а точнее, о христианском храме, служившим маяком (об этом упоминают в книге «Форос» крымские краеведы В.Некрасова и В.Рязаниева), относятся уже к средневековью.
Ялтинский маяк – дитя конца XIX века – пережил капитальную перестройку после войны. Во время боёв за город в 1944 году он показался артиллеристам слишком уж хорошим ориентиром для наводки – в итоге повреждён оказался настолько, что легче оказалось построить новый, чем восстанавливать руины.
Самая южная точка Крыма, название которой, как предполагают, произошло от имени хищной птицы сарыч, у древних мореплавателей называлась Криуметопон – «бараний лоб». В описаниях пути из Греции в Таврику он упоминается не раз. Наверняка об этот упрямый «лоб» разбивалось немало греческих кораблей, да и века спустя случались морские катастрофы. Маяк на мысе Сарыч построили в 1898 году, после больших войн у крымских берегов, его героическая история связана уже с Великой Отечественной. Немецкие войска намертво завязли у Севастополя, в ноябре 1941 года они хозяйничали уже по всему полуострову, а город моряков не сдавался, Сарычский маяк находился на отшибе, и фашисты не раз пытались захватить его. Гарнизон маяка во время одной из атак взорвал мосты на подступах к нему, заминировал дороги и… продолжал работать – маяк светил идущим в Севастополь судам.
О севастопольских маяках – Херсонесском, Инкерманском, Ай-Тодорском вообще можно написать отдельную книгу. Возможно, до конца позапрошлого века, когда Севастополь рос и укреплялся, они имели своих предшественников, но сведений об этом почти не сохранилось. Впрочем, и новая история их тоже пестрит интересными фактами, чего стоит хотя бы то, что Херсонесский маяк был пионером в радиосвязи кораблей с берегом! Именно на нём великий русский изобретатель Александр Степанович Попов в 1900 – 1905 годах, когда служил в Морском ведомстве, проводил свои опыты.
Конечно, по сравнению и с моряками позапрошлого века, и с древними мореплавателями, которых к берегу вели звёзды и слабый огонёк, мерцающий на берегу, современный человек со всеми техническими достижениями кажется чуть ли не всемогущим. Но маяки ему всё равно нужны и теперь.
Наталья Якимова



На живописном берегу Крымского полуострова, вблизи города и порта Ялты, на возвышенном скалистом берегу, возвышается маяк Айтодорский. Он основан в 1835 году по инициативе выдающегося мореплавателя, исследователя и флотоводца вице-адмирала М.П.Лазарева.
В 1876 году была построена новая восьмигранная каменная башня с фонарным сооружением кругового остекления. Высота башни, сохранившейся до настоящего времени, составляла 9 м. Высота огня От уровня моря 87 м. В 1906 году на маяке устанавливается автоматический звукосигнальный туманный аппарат.
За свою полуторавековую историю маяк трижды прекращал работу: в 1854-1855 годах - во время Крымской войны, в 1877 - во время русско-турецкой войны и в 1941 - 1944 - в период Великой Отечественной войны. Башня, жилой дом и службы маяка были сильно повреждены от бомбежек и пожаров. В 1944 году маяк был частично восстановлен, и проблески его зеленого огня вновь гостеприимно встречают проходящие здесь суда. В 1947-1948 годах башня, жилое здание и службы были капитально восстановлены. В 1954 на башне был установлен современный светооптический аппарат ЭМВ-930, обеспечивающий дальность действия огня маяка 24 мили. В 1948 году в специально построенном техническом здании был установлен круговой радиомаяк, а в 1965 - радиомаяк КРМ-100. В 1984 в этом же здании смонтирован новейший радиомаяк КРМ-300, обеспечивающий дальность действия 150 миль. Энергопитание маяка обеспечивается внешней электрической сетью и автоматическими дизель-электрическими агрегатами.
В 1985 году отмечался 150-летний юбилей маяка Айтодорский - одного из старейших маяков Черного моря.
(по материалам сайта http://kapustin.boom.ru/


Создан 21 авг 2008



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником